a_lta (proludey) wrote in mgladwell,
a_lta
proludey
mgladwell

Как Давиду победить Голиафа? Часть 2.

Начало статьи

6. Социальные ужасы.

В 1981 году компьютерный исследователь из Университета Стэнфорда Дуг Ленат принимал участие в турнире «Traveller Trillion Credit Squadron», в Сан Матео, в Калифорнии. Это была военнная игра. Заранее участникам был выдан некий набор правил и предложено спроектировать их собственную флотилию кораблей с мифическим бюджетом в 1 триллион долларов. На выставке флотилии были представлены парами. «Представьте себе огромную аудиторию, разделенную на квадраты, и за каждым столом люди спорят, – говорит Ленат. – Победители продолжают в следующем туре. Проигравшие отходят в сторону, и поле становится все меньше и меньше, а аудитория больше и больше».

Ленат изобрел программу искусственного интеллекта под названием Эуриско, и он решил снабдить эту программу правилами турнира. Ленат не давал Эуриско какие-то советы и не направлял программу в том или ином стратегическом направлении. Он не был военным игроком. Он просто позволил Эуриско самой все решить. В течение месяца, по 10 часов каждую ночь на сотне компьютеров Xerox PARC, в Пауло Алто, Эуриско решала проблему, пока наконец не нашла ответ. Большинство команд выставило некоторые версии традиционного военно-морского флота – массив судов разного размера, каждый из которых хорошо защищен от вражеских атак. Эуриско думала иначе. «Программа придумала стратегию траты триллиона на невероятное число маленьких кораблей с сильным оружием, но абсолютно не защищенными и не мобильными.- говорит Ленат. – Они тонули от одного поражения, но это не важно, их же очень много». Ленат выиграл турнир обходным путем.
На следующий год он снова участвовал, но на этот раз правила изменились. С этого момента флотилия не могла просто стоять на месте, сейчас одним из критериев была быстрота. Эуриско снова начала работать. «Эуриско вынесла вердикт, что если любой из наших кораблей будет поврежден, то он затонет сам собой – и это только повысит быстроту флота», - говорил Ленат. Эуриско снова выиграла.

Эуриско была слабой. Другие игроки имели высшие степени в военной стратегии и истории. Они могли сказать, как Веллингтон перехитрил Наполеона под Ватерлоо, или что в точности случилось в Антиетаме. Они разбирались в Подземельях и Драконах, ведь они были инсайдерами. Эуриско, с другой стороны, не знала ничего кроме правил. И у нее не было здравого смысла. Как указывает Ленат, человек понимает смысл предложения «Джонни ограбил банк. Он сейчас отсиживает 20 лет в тюрьме», но Эуриско не может понять его, потому что, как компьютерная программа, она понимает все буквально; она не может дополнить недостающие звенья – «Джони был пойман, допрошен и осужден». Эуриско была оутсайдером. Но как раз именно непохожесть на остальных привела Эуриско к победе: не знание обычных правил игры привело ее к победе. «Эуриско доказывала тот факт, что любой конечный набор правил всегда будет не полным приближением к реальности, - объясняет Ленат. – То, что делали другие участники, было наполнено информацией из реального мира. Но у Эуриско не было никаких предпосылок к этому, потому что она очень мало знала о реальном мире». Так программа нашла решение, которое, как Ленат открыто признает, «социально ужасное»: отправить тысячу беззащитных и неподвижных кораблей в битву; топить свои собственные корабли в момент, когда они получают повреждения.

Это уже вторая половина повстанческой веры. Повстанцы работают тяжелее, чем Голиаф. Но у них есть еще одно преимущество. Они действуют «социально пугающе» - они будут изменять правила битвы. Идеальных баскетбольных игроков отличают действие и координация. Когда речь идет о преимуществе усилий над способностями, игра становится неузнаваемой – шокирующей микстурой ломаной игры, машущих конечностей, паники игроков и мяча, постоянно уходящего в аут. Ты должен быть выше норм – новички в игре или тощие дети из Нью Йорка в конце лавки запасных - должны иметь наглость, чтобы играть таким путем. Джордж Вашингтон не смог сделать этого. Его мечта до войны была стать офицером Британской Армии в конце концов превратилась в красный сюртук и яркие пуговицы. Он думал, что партизаны, на чьих плечах лежала Американская революция, выше «этих грязных и злых людей». Он не смог бороться с нормами, потому что именно он был нормой. Т.Е. Лоуренс, напротив, менее всего подходил для того, чтобы быть офицером британской армии. Он не выпускался с честью из Сандхарста. Он был археологом по призванию и мечтательным поэтом. Он был одет в сандали и одежду Бедуинов, когда встречался со своими военачальниками. Он говорил на арабском, как на родном языке, и управлял верблюдом, как будто бы занимался этим с детства. И Давид, не забывайте, был пастухом. Он пришел к Голиафу с пращой и камнями, потому что те были орудием его работы. Он не знал, что поединки с филистимлянами подвержены каким-то там формальным правилам типа скрещивания мечей. «Когда лев или медведь приходят, утаскивают овцу от пастуха, я должен следовать за ним и драться с ним и рисковать попасться в его когти», - объясняет Давид Саулу. Так выглядят правила битвы пастуха.

Цена, которую платят аутсайдеры за такое легкое обращение с нормами, конечно же, не признание инсайдерами. Почему школы лиги плюща в 1920-х ограничили допуск Еврейских иммигрантов? Потому что они были нормой, а Евреи были повстанцами, карабкающимися и прессующими и игращими по иммигрантским правилам, вели себя «социально ужасающе». «Их достижения, можно сказать со стопроцентной уверенностью, получены благодаря их неуемной энергии и амбициям», - говорит декан Колумбийского Колледжа повстанцам из Бруклина, Бронкса и Нижнего Ист-Сайда. Голиаф не просто был больше Давида. Он направил против него весь социум; он ненавидел Давида. «Сначала все смеялись над нашей флотилией, - говорит Ленат. - Это было на самом деле затруднительно. Люди сожалели нам. Но ближе к третьему раунду насмешки прекратились, а к четвертому они начали жаловаться судьям. Когда мы вновь выиграли, некоторые люди начали сердиться, и директор турнира говорил, что это будет не в духе турнира, если эта созданная компьютерной программой флотилия победит. Они говорили, что если мы выиграем снова, они будут вынуждены остановить турнир. Я решил, что самой лучшей вещью было грациозно раскланяться». Это не удивительно, что директора турнира нашли стратегию Эуриско, выходящей за рамки приличия. Это неправильно топить свои собственные корабли, считали они. И они были правы. Но позвольте напомнить, кто создавал эти правила: Голиаф. И позвольте напомнить, почему Голиаф их создал: когда мир играет по его правилам, Голиаф побеждает.

7. Победа и поражение.

Проблемы Редвуд Сити начались в начале обычного сезона. Тренеры команд противников злились. Казалось, что Редвуд Сити играла не честно – это же неправильно прессовать 12-летних девчонок по всему корту, которые только-только начинают вступать на путь настоящей игры. «Суть баскетбола, – вторил хор диссидентов, – научиться играть в баскетбол». Конечно, вы можете согласиться, что применяя такую тактику, девчонки учатся чему-то более важному – усилия могут превосходить способности, а общепризнанные нормы могут быть оспорены. Но тренеры, подходя однобоко к оценке Редвуд Сити, не были склонны к такому философствованию.

Реджер Крейг говорит, что он был поражен тем, что увидел. «Другие судьи кричали на их девчонок, ругали их. Они кричали рефери: «Это фол. Это фол!». Но фола-то не было. Мы просто агрессивно играли».
«Мои девчонки были белоголовыми, – говорит Ранадив. - Моя дочь скорее брюнетка, потому что она полуиндианка. Однажды, мы играли с командой, где все девчонки были с темными волосом из Западного Сан Хосе. У них уже был большой опыт. Казалось, они были рождены вместе с баскетболом. Но мы опять победили их со счетом 20:0. Мы просто не позволяли им выкинуть мяч на поле, и тренер сошел с ума. Он начал орать на девчонок, и это понятно, что чем больше ты кричишь на девчонок в этом возрасте, тем нервозней они становятся». Ранадив покачал головой, ни разу не повысив голос. «В конце концов, рефери просто выгнал его из здания, на самом деле. Я был напуган. Я думал, он не смог бы этого перенести, потому что эти девчонки-блондинки, явно не самые лучшие игроки, с легкостью делали его команду».

В лиге наций девчонки из Редвуд Сити выиграли свои первые две игры. Противники третьего раунда были откуда-то из задворок страны. Редвуд Сити намеревался играть как всегда на корте противника, но у противников были «свои» судьи. Игра началась в 8 часов утра. Игроки Редвуд Сити ушли из отеля в шесть, чтобы во время добраться до корта. Отель был под холмом. Рефери не верил в «Раз, два, три, Вперед!». Он не думал, что игра на не сброшенных пасах может быть баскетболом. Он начал давать один фол за другим.
Ранадив отозвал наступление. Он должен был. Игроки Редвуд Сити отступили и пассивно смотрели, как их опоненты наращивают счет. Они не бегали. Они делали перерывы и собирались в кучу после каждой сдачи. Они играли в баскетбол по правилам, и они проиграли – но только после того, как заставили Голиафа засомневаться в своей мощи.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments